России необходимо пересмотреть экологическую стратегию на государственном уровне, считают эксперты.

На прошедшей на днях в Москве выставке- форуме «ЭКОТЕХ» вновь поднимались вопросы сохранения климата и сокращения выбросов парниковых газов. Однако состоявшиеся дискуссии так и не дали четкого понимания, следует ли нашей стране приступать к реализации Парижского соглашения по климату, которое требует дальнейшего снижения эмиссии СО2 в атмосферу.

На сегодняшний день Россия является одним из лидеров по «борьбе» с парниковыми газами. По данным Аналитического центра при правительстве РФ и Института проблем естественных монополий (ИПЕМ), с 1990 по 2013 год выбросы в абсолютном выражении сократились на 43%, а в расчете на единицу ВВП — на 40%. Это, однако, не дало России ни экономических, ни политических бонусов, поскольку в значительной степени спад был обусловлен экономическим кризисом, повлекшим за собой снижение производства во всех секторах промышленности.

Тем не менее, РФ остается приверженной соглашению и продолжает добиваться снижения выброса парниковых газов. Согласно текущей оценке, к 2030 году объем выбросов сократится более чем на 30% по сравнению с уровнем 1990 года, однако добиваться этих показателей можно разными методами.

Отличие Парижского соглашения по климату 2015 года от так и не реализованного Киотского протокола 1997 года заключается в том, что оно оставляет национальным правительствам свободу в реализации мер борьбы с ростом выбросов парниковых газов. Но даже при таком подходе во многих странах сомневаются в необходимости реализации соглашения — ведь это может навредить экономическому развитию.

В правительственных кругах последний год достаточно часто обсуждалась возможность введения углеродного сбора, который можно взимать в расчете на тонну выброшенного в атмосферу СО2. Однако эксперты считают этот подход неэффективным, так как он будет оказывать негативное влияние именно на те страны, в структуре экономики которых преобладают продукция ТЭК и энергоемкие товары. Так, в ИПЕМ уверены, что развитые страны потеряют при этом менее 0,3% ВВП, а развивающиеся, в том числе Россия, — свыше 1% ВВП даже при ставке всего $10 за тонну.

Например, в случае ввода углеродного сбора на выбросы ОК «Русал», компания потеряет 21-23% выручки в год, что превышает EBITDA в 1,25 раза и приведет к остановке производства металла на всех действующих заводах группы, а также поставит под вопрос достройку новых предприятий, на которые уже были потрачены десятки миллиардов рублей. Другой пример — ОАО «РЖД», для которой рост расходов из-за углеродного сбора составит 47-52 млрд рублей. Искусственное усиление налоговой нагрузки с высокой вероятностью приведет к росту цен на электроэнергию, тепло, бензин и розничные товары.

Но это не значит, что экологические проблемы не требуют решения. Как говорил на открытии первой выставки «ЭКОТЕХ» руководитель администрации президента РФ Александр Иванов, государству необходимо создавать выгодные условия для бизнеса, которые будут стимулировать российские компании использовать «зеленые» технологии. В конечном счете задача правительства заключается в том, чтобы предприятия, честно соблюдающие экологические требования и занимающиеся вопросами обновления производства, получали реальные конкурентные преимущества. И это вполне возможно, если идти путем модернизации производственных мощностей, а также оптимизации неэффективных процессов.

«Остается и множество вопросов по поводу конкретных механизмов перехода на будущую модель, связанную с введением принципов наилучших доступных технологий. Есть серьезные опасения по поводу того, что имеющиеся в ней здравые зерна на практике превратятся в очередную административную и финансовую дубинку для бизнеса. Соответственно, и вопросы охраны окружающей среды не будут решены, и попутно будет нанесен удар по экономике», — отмечает руководитель спецпроектов Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов.

Помимо введения налогов, квот, строительства новых экологичных мощностей и других экономически неоправданных инициатив, снижения выбросов парниковых газов можно добиться за счет повышения энергоэффективности потребителей, а также обновления технологий генерации. Например, «Россети» сократили потери на 3 п. п. за период с 2002 по 2012 год, что эквивалентно снижению выбросов CO2 на 35 млн тонн при текущей топливной эффективности генерации и структуре ТЭБ электроэнергетики. Процесс модернизации сетей продолжается, и в 2013 году сокращение потерь составило 9,9%, а в 2016 — 8,8%. Другой показательный пример — модернизация газотранспортных сетей «Газпрома». 80% выбросов парниковых газов естественной монополии приходится на транспортировку газа. За период с 2011 по 2015 год компании удалось сократить потери до 31,3 млн. тонн CO2 в эквиваленте.

«Возможно, нам стоит присмотреться в первую очередь именно к такому мировому опыту. Если в США прекрасно понимают, что конкурентоспособность американской промышленности пострадает от этих слабо обоснованных экологических инициатив, то у нас еще многие подвержены иллюзиям на этот счет и даже думают, что им этот налог сможет как-то помочь. Нет сомнений, что у нас в итоге пострадают все, даже те, кто сегодня рассчитывает на получение выгод от введения такого налога», — говорит заместитель генерального директора ИПЕМ Александр Григорьев.

Как отмечают эксперты, существует целый ряд рентабельных и эффективных мер, не требующих больших финансовых затрат на единицу сокращения выбросов, которые отличаются короткими сроками окупаемости. Например, развитие комбинированной выработки электро- и теплоэнергии на ТЭЦ и мероприятия по ограничению выбросов парниковых газов от АПК позволяют достичь ощутимых результатов в ближайшей перспективе и помогают развитию соответствующих секторов экономики. Стимулирование лесовосстановительных работ позволит усилить российские позиции в заботе о мировой экологии, а адаптация методик учета парниковых газов к российским условиям позволит сделать оценки достигнутых результатов более объективными.

Кроме этого большие перспективы для выполнения экологических задач в России принесут программы повышения энергоэффективности крупных промышленных и генерирующих предприятий. Разработка отраслевых и корпоративных стандартов на государственном уровне также может оказать серьезную поддержку инициативам по сокращению выбросов СО2, а заключение энергосервисных контрактов в ЖКХ поможет достигнуть новых результатов в сфере повышения энергоэффективности.

В сложившейся ситуации, когда в экспертном сообществе нет единого мнения о целях и методах борьбы с парниковым эффектом и сокращением выбросов СО2 в атмосферу, потребность в дополнительном анализе и разработке стратегии становится очевидной. В настоящее время в РФ нет четкого плана выполнения Парижского соглашения с учетом национальных интересов. Необходимость переосмысления экологической стратегии на государственном уровне еще раз подтвердили дискуссии, проходившие на форуме «ЭКОТЕХ». И остается надеяться, что Парижское соглашение, намного более выгодное западным странам, не будет реализовано в России без необходимых корректировок. Тем более, что опыт Киотского протокола показал, как легко западные партнеры выходят из соглашений на любом этапе, не выполняя своих обязательств.

Андрей Михайлов

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий

Навигация по записям